На главную
Новости
Контактная информация
Профессиональная книга почтой
Анонс профессиональных мероприятий
Правление
Международное сотрудничество
Ссылки
Наши партнеры
Эстетическая медицина в России
Страничка профессионала
Члены ОСЭМ-юридические лица
Ведущие пластические хирурги - за свою специальность

Модератор рубрики: Кирилл Пшениснов, доктор медицинских наук, профессор, заведующий курсом пластической хирургии Ярославской государственной медицинской академии.

К. Пшениснов, доктор медицинских наук, Ярославская государственная медицинская академия, кафедра травматологии, Ярославль, Россия

В предыдущем номере журнала «Эстетическая медицина» опубликованы статьи двух заслуженных, но весьма разных хирургов [1, 2], пришедших к одному общему выводу - пластическая хирургия как специальность в нашей стране необходима.

Статья профессора Белоусова [1] близка и понятна каждому практикующему пластическому хирургу. Она касается наболевших вопросов корпоративной и общемедицинской этики в области пластической хирургии, которую автор очень искренне называет любимой и творческой специальностью. Именно об этом мы и хотели прежде всего напомнить коллегам, инициировав в журнале дискуссию о судьбах пластической хирургии в нашей стране [3].

Доктор Белоусов со свойственными ему четкостью и безупречной логикой на ярких примерах продемонстрировал разницу между теми, кто, называя себя пластическими хирургами, доказывают свою состоятельность в профессиональной среде, и теми, кто всеми правдами и неправдами, в основном через средства массовой информации (или дезинформации) стремится добиться популярности, в первую очередь среди потенциальных пациентов (а для них - клиентов). При этом он выводит для обсуждения конкретные персоналии, которых раньше критиковали только в кулуарах научных симпозиумов и конференций [1].

Вывод профессора Белоусова о необходимости введения специальности «Пластическая хирургия», к которому он пришел, в том числе и через отрицание и полное неприятие многих постыдных явлений в нашей профессиональной среде, указывает на необходимость создания школ не только обучения, но и воспитания пластических хирургов. Так, очевидно, что некоторые упомянутые им персоналии, сами себя «короновавшие», не проходили ни хорошей школы пластической хирургии, ни уроков элементарных приличий. Те, кто воспитан на российской культуре и литературе, хорошо помнят персонаж мультфильма «Самый, самый:», где львенку - пусть даже будущему льву, звери из джунглей объясняют, что по отношению к каждому из нас найдется еще более самый-самый лучший.

Однако даже если специальность «пластической хирургии» будет утверждена, за время двухгодичной ординатуры, по моему мнению, мы все равно не сможем изменить тех, кого не воспитали родители; они никогда не будут хорошими порядочными людьми. Поэтому нужно приветствовать практику предварительных собеседований перед приемом на более или менее длительные курсы по пластической хирургии, тем более - перед зачислением в ординатуру и аспирантуру.

Я убежден, что владение техническими приемами пластической хирургии не формирует личности пластического хирурга, главные достоинства которой - забота о пациенте, умение творчески подойти к реализации всех его пожеланий, коллегиальность в работе и прочее. Нередко при беседах с недобросовестными оппонентами-врачами мне вспоминается цитата из Н. Бердяева: «Совесть у человека - это орган для общения с Богом». К сожалению, у некоторых наших коллег этот орган отсутствует. И даже нам с Анатолием Егоровичем, микрохирургам-трансплантологам с большим стажем, этот орган таким людям пересадить вряд ли удастся. А если и удастся, им всю жизнь будут нужны мощные иммунодепрессанты, в частности, в виде контроля со стороны профессиональных обществ. Один из предлагаемых вариантов защиты от них - не принимать тезисы докладов и не приглашать в качестве докладчиков на конференции хирургов, замеченных в недобросовестной саморекламе, а также в неэтичном поведении с пациентами и коллегами.

Особенно отрадно, что высказанная профессором Белоусовым точка зрения - это не только мнение опытнейшего пластического хирурга страны, а также заочного, через его книги, учителя всех его русскоязычных коллег, но и позиция действующего вице-президента ОПРЭХ.

Как известно, профессор Виссарионов, кроме участия в полемических диспутах о проблемах нашей несуществующей специальности, сделал реальные шаги к продвижению подготовленного им почти четыре года назад пакета документов с его видением пластической хирургии как специальности в России [4]. В течение двух лет нам с трибун обещают, что вот-вот свершится это утверждение в Минздравсоцразвития. Именно поэтому, обращаясь к последней публикации В.А. Виссарионова, хочется понять, насколько четко сформулированы и выверены его убеждения, и чего ожидать, если его позиция все-таки будет принята медицинскими чиновниками [4].

Вверенный профессору Виссарионову институт, судя по названию из официальных бланков, - единственный в нашей стране из профильных организаций, реально имеющий прямое отношение к нашему Министерству здравоохранения и социального развития. По формальным признакам кажется закономерным, что именно ИПХиК должен возглавить процесс утверждения специальности, но последняя дискуссионная статья В.А. Виссарионова, на мой взгляд, еще раз подчеркивает серьезные внутренние противоречия подготовленных им документов для ее утверждения.

Проект документов был опубликован не в самом известном в нашей стране журнале «Вопросы пластической и реконструктивной хирургии» (Томск) [4] и безо всякого предварительного обсуждения с коллегами одновременно направлен чиновникам Министерства. Известна также дистанцированность руководства института от крупнейшего в нашей стране профессионального сообщества пластических хирургов (ОПРЭХ), равно как и неготовность официального руководства самого ОПРЭХ заниматься прямым лоббированием интересов тех, кто занимается пластической хирургией, во властных структурах, ограничиваясь регулированием только внутренней жизни сообщества. К сожалению, в условиях такой разобщенности некоторые личности и группы людей нередко начинают ставить свои интересы намного выше общественных.

ИПХиК, имеющий в своей структуре лишь одно отделение косметической хирургии со службой коррекции врожденной патологии лица, не может единолично претендовать на роль лидера или ведущего учреждения пластической хирургии в стране.

Еще раз не согласен, что пластическая хирургия - это одно и то же, что хирургическая косметология, а также с тем, что этими дисциплинами могут и должны заниматься только выходцы из челюстно-лицевой хирургии.

Очевидно, к 1982 году невозможность даже минимального контроля результатов хирургических операций, выполненных врачами, не имеющими полноценного образования в пластической хирургии, привела к прогрессивному в то время решению - разрешить эту практику хирургам, имеющим двухгодичный опыт в челюстно-лицевой хирургии. Но тогда челюстно-лицевая хирургия не была специальностью, а когда она таковой в 1995 году стала, в целом верный вектор духа этого закона был перенесен чиновниками во вредное на сегодняшний день толкование его буквы. Это поистине «лакомый кусок» для лиц, которые «кормятся» вокруг современной пластической хирургии. Теперь от хирургов с реальным 15-20-летним опытом работы в области лицевой пластической хирургии требуют прохождения первичной специализации по дисциплине ЧЛХ. Большинство из тех, кто в «соло-практике» учатся формально, как бы «заочно», только оплачивая учебу, и не скрывают этого. Другие подают на лицензирование документы своего совместителя - молодого врача после лечфака, закончившего ординатуру по ЧЛХ. И только совсем молодые доктора, на которых возлагают надежды в лечебных учреждениях, добросовестно учатся на 5-месячных курсах ЧЛХ, отмечая принципиальные различия технических и тактических подходов к решению одних и тех же вопросов отечественными пластическими и челюстно-лицевыми хирургами. Во всех трех вариантах чиновники остаются довольны. Но что выигрывают от всего этого наши пациенты, о которых мы должны заботиться прежде всего?

В своей статье профессор Виссарионов косвенно признает, что ЧЛХ и пластическая хирургия - две различные специальности, а не придатки одна другой. Их поля деятельности если и перекрываются, то не больше, чем в случае других дисциплин.

Я хочу еще раз подчеркнуть, что пластическая хирургия - это инновационная специальность из твердого сплава принципов и технологий, не ограниченная рамками органов или частей тела. Безусловно, никто никакого здравого смысла не найдет в том, что хирург, делающий маммопластику и абдоминопластику с грыжесечением и липосакцией должен 5 месяцев терять на ненужный ему в целом предмет только в угоду чиновникам от медицины. Над ним, видите ли, довлеет пресловутая косметология хирургическая из раздела «прочие медицинские услуги», толкования которой нет в подзаконных актах, что порождает основу для произвола и мздоимства при лицензировании видов медицинской деятельности, а также надзоре за выполнением лицензионных требований.

На этом фоне нельзя особо не упомянуть «небезопасную работу» некоторых сотрудников Федеральной службы надзора в сфере здравоохранения. Служба нужная как для государственной машины, так и для безопасности граждан, как милиция, пожарные и прочее. Но представим такую картину. Сотрудники ГАИ останавливают не пьяного нарушителя движения, а карету скорой помощи, или даже реанимобиль. Не обращая внимания на пациента, который находится на искусственной вентиляции легких, они начинают стандартную проверку транспортного средства: просят предъявить документы на машину, водительские права, техталон, путевой лист. Дальше - требуют показать аптечку (оборудование реанимобиля их не интересует), спрашивают прайс-лист на услуги, а потом видят в салоне ампулы с наркотиками и вменяют водителю их незаконное хранение, использование и распространение. Абсурд? Да. Но именно так выглядела картина проверки, которую недавно провело в условиях операционной одно провинциальное территориальное управление вышеупомянутой организации. При этом сами проверяющие чиновники не имели ни медицинского, ни юридического образования и без привлечения экспертов свои выводы делали только на основании предположений, личных убеждений и знаний, полученных о пластической хирургии из телевизионных программ. Никакие объяснения не действуют, сразу же составляются протоколы о правонарушении - и в арбитражный суд. Как и многие другие вышестоящие организации, Росздравнадзор - орган не контролирующий (от англ. control - управление), а только надзирающий, поэтому отсутствие собственной компетенции проверяющих выражается в их аппеляции к «компетентным» органам.

Так кто же следит за чиновниками? Почему врачей карают за непрофессионализм, а чиновников - нет? Почему Президент государства сетует на засилье чиновников и бюрократов и невозможность эффективно бороться с коррупцией в нашей стране? Вот здесь и нужен общественный контроль со стороны профессионального сообщества с его официальным представительством во властных структурах.

Все мы знаем, что подобные проверки прошли в Москве летом 2005 года под знаком установки фактов использования так называемых новых медицинских технологий, к которым, опять же, для получения еще больших рычагов давления на бесправных представителей пластической хирургии теперь готовы отнести все известные в нашей стране операции и даже их подвиды, если они не зарегистрированы Минздравсоцразвития. Таких технологий в эстетической медицине и пластической хирургии сейчас немногим более 30, методички по их применению требуют хранить «за синей печатью» чуть ли не наравне с документами об образовании.

Я привожу контрдоводы - аппендэктомии нет в этом перечне, так что, теперь эту операцию уже не делать? Профессор Виссарионов отвечает нам в своей статье [4] - «:пишите и утверждайте методички», мы научим и поможем вам поиграть в игру, затеянную чиновниками для упрощения процедуры надзора за вашими деяниями, да так, чтобы было поменьше творчества, о котором написал А.Е Белоусов. А какая хирургия, тем более пластическая, без творчества?

Кроме того, те технологии, которые уже описаны, касаются очень частных вопросов и утверждаются Минздравсоцразвитием, а не профессионалами, при этом детали таких хирургических «методик» просто не выдерживают критики. В итоге желание оградить рынок медицинских услуг от непроверенных медицинских технологий, прежде всего клеточных, обернулось реальными репрессиями против врачей, которых заставляют покупать эти методички у более ловких разработчиков или в оффшорах. Принимая решение о формировании института методических рекомендаций, разработчики этой идеи должны были продумать и механизм ее исполнения. Теперь они предлагают нам всем писать не научные доклады, статьи и учебники, которых так остро не хватает пластическим хирургам страны, а штамповать методички. В результате активно практикующим специалистам буквально «связывают руки», создавая угрозу их устоявшейся практике. Лучше набрали бы хирургов-пенсионеров, которые уже по состоянию здоровья не могут оперировать, и писали бы эти методички вместе с ними. Но вот беда - этим людям придется платить, а на тех, кто работает, по мнению чиновников, можно просто «наехать», как на предпринимателей в начале 90-х. Или другой вариант - давайте изменим систему образования: зачем нам учебники, будем учиться по методичкам, а экзамены сдавать по приказам Министерства.

Но вернемся к предмету нашей дискуссии. Надо называть вещи своими именами. Сейчас «хирургическую косметологию» хотят переименовать в «пластическую хирургию». А это две разные вещи. Если одна никогда не вырастет выше вида деятельности, то другая должна стать специальностью и видом деятельности. Вся эта путаница вокруг уникальных мануальных навыков детских хирургов и существующих якобы навыков ринопластики у ЛОР-врачей и пластической хирургии век у офтальмологов только осложняет ситуацию. Профессия должна расставить приоритеты, очертить свои рамки, определиться со смежниками, а не быть аутсайдером, согласным на роль «проходного» игрока или «субспециалиста». Для того и формируются специальности, чтобы каждый мог заниматься своим делом как специалист, а не как дилетант. И это не дань моде, а необходимость.

Никакие поездки на международные конгрессы, никакие внутренние семинары с приглашением ведущих специалистов не заменят базового образования в пластической хирургии, где вырабатывается культура общения между специалистами, создается сам круг этого общения, появляются отношения учителей и учеников, то есть формируется, поддерживается и репродуцируется профессиональная среда (по С.А. Васильеву [5]) как целостный организм.

Пока этого не случится, нас не будут в должной мере уважать ни коллеги среди врачей, ни, тем более, чиновники вокруг медицины. Нужна специальность. Иначе у нас нет будущего.


Литература
  1. Белоусов АЕ. О некоторых проблемах развития пластической хирургии в России. Эстетическая медицина 2008;7(1):20-25.
  2. Виссарионов ВА. Утверждение специальности «пластическая хирургия» - дань моде или необходимость? Эстетическая медицина 2008;7(1):17-19.
  3. Пшениснов КП. Национальные и международные параллели в будущем пластической хирургии. Эстетическая медицина 2007;6(3):375-382.
  4. Виссарионов ВА, Бурылина ОМ, Грищенко СВ. Пакет документов для утверждения специальности «Пластическая хирургия» (Проект). Вопросы реконструктивной и пластической хирургии 2003,3:35-68.
  5. Васильев СА. Определение специальности «пластическая хирургия». Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии 2007;3:14-17.

16.04.2008

Версия для печати

 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork

 
Рассылка:
Ваш e-mail:


подписаться

отписаться

HotLog
HotLog доставка цветов
Rambler's Top100
You have an error in your SQL syntax; check the manual that corresponds to your MySQL server version for the right syntax to use near '' at line 1