На главную
Новости
Контактная информация
Профессиональная книга почтой
Анонс профессиональных мероприятий
Правление
Международное сотрудничество
Ссылки
Наши партнеры
Эстетическая медицина в России
Страничка профессионала
Члены ОСЭМ-юридические лица
Национальные и международные параллели в будущем пластической хирургии

От редакции.
Сегодня пластическая хирургия как род профессиональной деятельности переживает трудный период самоопределения. Ввиду отсутствия специальности, ясного понимания границ своей компетенции и этико-правового вакуума обмен мнениями заинтересованных специалистов крайне важен для консолидации и определения общих целей и ориентиров. Появление новой рубрики – это повод и возможность поделиться с коллегами своим видением проблемы, это совместный поиск выхода из тупика.

Модератор рубрики: Кирилл Пшениснов, доктор медицинских наук, профессор, заведующий курсом пластической хирургии Ярославской государственной медицинской академии.

К. Пшениснов, доктор медицинских наукЯрославль, Россия

Когда я читаю вводную лекцию студентам 5 курса, то предлагаю им воспринимать несуществующую в нашей стране специальность, но уже зарождающуюся общность пластических хирургов в сравнении с таким более ясным для них понятием как нация, или народ. А это исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на основе общности их территории, экономической жизни, (литературного) языка и психического склада, проявляющегося в общности культуры и духовного облика (С.И. Ожегов. Словарь русского языка).

Для более глубокого осмысления современной сущности и перспектив развития пластической хирургии как специальности такое сопоставление кажется мне особенно уместным, поскольку и то и другое относятся к категориям общественных формирований. Здесь народ есть понятие более общественно предпочтительное, чем нация, которое имеет острый расовый и классовый смысл. При этом история народов, как и других известных общественных объединений, например политических партий, может дать нам очень много поучительных примеров прошлого для понимания будущего людей в их различных объединениях.

В.О. Ключевский в «Русской истории» писал: «Из всех элементов, входящих в состав государства, территория наиболее доступна пониманию…».

Так и сфера приложения профессиональных интересов пластических реконструктивных и эстетических хирургов понятна прежде и больше всего. Несмотря на продолжающиеся как в нашей стране, так и за рубежом споры о сути пластической хирургии в целом, а также о роли и месте реконструктивной и эстетической ее составляющих в частности, взаимоотношения этих полей деятельности как неотъемлемых частей одного целого направления в хирургии непонятны только необразованным людям и демагогам.

То, что некоторые хирурги предпочитают специализироваться именно в пластической хирургии, а не в других не менее важных и уважаемых дисциплинах, объединяет их как «территория обитания». Это – стремление к глубинному познанию механизмов заживления ран, предпочтение в работе с покровными мягкими тканями, детальное знание их топографической анатомии, иннервации и кровоснабжения, использование различных лоскутов и трансплантатов, стремление использовать новейшие методики хирургических технологий, основательное познание эстетики человеческого облика и др.

Вместе с тем, как самоопределившиеся народы обретают государственность, оберегая свой суверенитет и границы, так и врачи, занимающиеся одним видом деятельности, для закрепления его поля не только создают профессиональные общества, но и добиваются государственной легитимности своей работы, что возможно только в рамках института медицинской специальности. При этом, как ни одно уважающее себя государство, даже маленькое и молодое, не допускает вмешательства в свои внутренние дела и нарушения территориальной целостности, так и пластическая хирургия в развитых странах защищает себя и свои сферы влияния надлежащим государственным обучением, сертификацией, лицензированием и аккредитацией, действующими узаконенными правилами работы страховых компаний. В нашей стране этапы становления пластической хирургии, как и многие экономические и политические процессы, закономерно имеют свои характерные особенности.

Если за рубежом пластическая хирургия сформировалась, прежде всего, на основе совместных устремлений реконструктивно-восстановительных хирургов наиболее качественно лечить последствия ожогов и боевых травм, то в России реально существующая ныне сообщность пластических хирургов была основана на уже имевшемся опыте профессионального объединения реконструктивных микрохирургов. Владея самыми современными прецизионными медицинскими технологиями, они имели опыт работы с пациентами любого возраста и пола вне зависимости от локализации и нозологии травмы или заболевания, что характерно для пластической хирургии в целом. Адаптировав в свою практику эстетическую хирургию, именно они стали лидерами пластической хирургии в своей стране и признанными за рубежом. Вместе с тем, серьезные изменения экономической жизни и политического устройства России, а также мирового порядка за последние два десятилетия, не могли не отразиться на структуре гражданского общества и его общественных организаций и объединений.

Особенно трудно оценить тождественность экономических подходов в работе с пациентами и сравнивать моральные устои и психический склад тех лиц, кто позиционирует себя пластическим хирургом. Отправной точкой здесь является опережающий, даже безудержный рост рынка косметических услуг в новом виде деятельности, именуемом эстетической медициной. Именно в этом контексте закономерно возникают следующие вопросы:

1. Эстетическая хирургия – медицина или бизнес, раздел пластической хирургии или часть эстетической медицины?

2. Каковы особенности современной практики эстетической хирургии, действуют ли здесь традиционные взаимоотношения врач-пациент или надо изучать новые правила работы: поставщик услуг и их потребитель?

3. Совместимы ли принципы гиппократовской медицины с конъюнктурой рынка?

В настоящее время сложилась довольно четкая тенденция «совращения» эстетической ветви пластической хирургии не новой конкурирующей специальностью, а особым видом бизнеса – так называемой эстетической медициной. Создаются такие бизнес-сообщества как «профсоюзы» специалистов эстетической медицины, которые, прежде всего, направлены на повышение количества и качества продаж в так называемой индустрии красоты. Являясь выигрышным и очень рентабельным бизнес-проектом, это направление увлекает и опытных, и молодых пластических хирургов. Многие мастера «оперной сцены» нередко начинают петь «попсу», заменяя практику больших реконструктивных пластических операций на менее трудоемкое и более экономически выгодное введение вместо имплантатов перманентных филлеров-гелей и зазубренных нитей для эффекта поднятия тканей без мобилизации покровов.

На первый взгляд покажется, что идеи внедрения таких косметологических процедур могут исходить только от людей, далеких от знания базовых принципов пластической хирургии («никаких безоболочечных имплантатов», «пластическая хирургия – это хирургия лоскутов» и т.д.). Однако авторы таких идей и инноваций востребованы как лекторы на международных мастер-классах и конференциях. Этому способствует и благоприятная публикация без рецензий и комментариев статей на эти сомнительные с точки зрения классической пластической хирургии темы в весьма уважаемых изданиях (например, статья I. Jackson о пользе ПААГ для контурной пластики лица в апрельском PRS). Постоянная необходимость «чего-то нового», а также необходимость спонсорской поддержки заставляет редакции этих журналов публиковать рекламу таких сомнительных новшеств, как «проволочный скальпель» и «золотые нити». Таким образом, методы, ранее интересные только дерматологам и ЛОР-хирургам, активно проникают в систему образования, то есть воспитания пластических хирургов. Более того, инъекциями филлеров и «Botox» стали заниматься семейные врачи, гинекологи и даже их медсестры, что теперь заставляет западных пластических хирургов вступать в альянсы с прежними конкурентами – ЛОР-врачами и дерматологами – под флагом защиты безопасности и прав пациентов. Этот процесс можно сравнить с острыми проблемами мигрантов в страны Европы и Америку, серьезно влияющими на статус коренного населения, в корне меняющими структуру общественных отношений вплоть до опасности изменений существующего политического строя во многих странах Западной Европы.

С одной стороны, по данным Американского общества пластических хирургов, зачисление инъекций «Botox» в разряд хирургических манипуляций, дает в их формальную отчетность небывалый рост хирургической активности, что популяризирует специальность в целом. С другой стороны, по статистике того же ASАPS, появляется все больше молодых хирургов, не желающих брать экстренные дежурства в приемном покое по термическим травмам и хирургии кисти. Эти доктора, называясь перед публикой пластическими хирургами, с удовольствием готовы работать в салонах красоты, особенно SPA-центрах, спокойно и много зарабатывая массовыми «прививками красоты».

«Отказаться от этих тенденций рынка – значит потерять большую часть пациентов и понести экономические потери» – так нас учат маркетологи и представители фирм, работающих в области пластической хирургии. Они также говорят, что современный потребитель ориентирован на саму услугу, а не на достоинства ее поставщика (хирурга, клиники), и предлагают принять эти новые условия игры. Здесь можно возразить, что не все, что продавать выгодно в принципе (табак, спиртное, наркотики) – можно продавать всем и каждому без разбора, и каждый за это возьмется. Безусловно, необходимо образовывать пациентов, показывая принципиальные отличия медицинских услуг от бытовых и разъясняя значение правильного выбора врача. С другой стороны, если принять, что эстетическая медицина – это не специальность, а вид бизнеса, то более разумно не готовить из хирургов косметологов и наоборот, а рационально организовывать работу своих офисов и клиник так, чтобы пациент в одном месте получал от соответствующих специалистов и косметологию, и хирургию, и достойную реабилитацию.

Таким образом, для сохранения «территориальной целостности» зарождающейся специальности необходимо изменение имиджа пластической хирургии в стране за счет отмежевания от так называемой хирургической косметологии, а также от тех, кто называет себя пластическими хирургами без достаточных на то оснований, то есть не имеет соответствующего образования и не соблюдает общих принципов работы с пациентами.

Итак, мы убеждены, что основа идентификации пластических хирургов – это полноценное образование, приобретенный опыт, подтвержденные знания, соответствие этическим нормам поведения.

В сентябрьском номере журнала «Вопросы реконструктивной и пластической хирургии» за 2005 год был опубликован проект пакета документов для утверждения специальности, подготовленный генеральным директором Института пластической хирургии и косметологии профессором В.А. Виссарионовым и его сотрудниками. Этот документ является примером софистики, когда на основе правильных положений делаются неправильные выводы. Да, для работы в области эстетической хирургии нет правовой основы. Да, нет общих учебных программ у кафедр послевузовской подготовки специалистов. Однако очевидно, что цель представленного проекта – не создание стройной системы подготовки специалистов пластической хирургии в ряду других хирургических специальностей. Она более прозаична – (6.1-3) признать хирургов и специалистов по хирургической стоматологии государственных учреждений косметологического профиля, прежде всего со специализацией по челюстно-лицевой хирургии, пластическими хирургами и зачесть им прошлый стаж работы и врачебные категории. То есть для «проталкивания» специальности в Министерстве здравоохранения и социального развития решено опереться на морально устаревшее Постановление от 1982 года, по которому до сих пор лицензионные комиссии лицензируют как вид деятельности «косметологию хирургическую» и требуют от хирурга первичной специализации и опыта двух лет работы по челюстно-лицевой хирургии. В этой связи меня уже не удивляет, что экспертами при лицензировании одного из моих подразделений по хирургии и челюстно-лицевой хирургии назначен стоматолог, а по так называемой «косметологии хирургической» – врач-дерматовенеролог.

В паспорт будущей специальности В.А. Виссарионовым внесено положение о том, что пластических хирургов можно готовить (что совсем необычно для мировых тенденций) из педиатров – детских хирургов, а также из офтальмологов, которые не имеют опыта работы в общей хирургии. В рекомендуемый годичный цикл общего усовершенствования (на самом деле его надо было назвать первичной специализацией) реально внесены все разделы специальности пластической хирургии в мировом понимании, для чего со ссылкой использованы наши наработки по часам профессиональной переподготовки врачей в Ярославской медицинской академии. А вот цикл из 500 часов исключительно посвящен эстетической (косметической) хирургии, то же самое в отношении циклов из 144 и менее учебных часов. При этом тестовые задания включают вопросы и по реконструктивной и по эстетической хирургии и составлены они очень неоднородно. Часть билетов посвящена исключительно косметической хирургии, в других – все три вопроса касаются реконструктивной микрохирургии и хирургии кисти. Сами вопросы составлены небрежно. Например, билет №23: «Вопрос 1. Кожно-фасциальные лоскуты на ветвях межреберных сосудов». Кому и зачем это нужно? «Вопрос 2. Пластика дефектов сосудов». Какое отношение это имеет к пластической хирургии? Кроме того, непонятно, как можно ответить на такие вопросы, проучившись 500 часов исключительно косметологии хирургической. Тем не менее, такой документ, очевидно, уже рассматривается в медицинских департаментах или Министерстве РФ.

Здесь, прежде всего, прослеживается недоработка профессионального сообщества пластических хирургов нашей страны – ОПРЭХ. Если бы это профессиональное сообщество взяло в качестве философской идею экзистенциализма, оно бы более активно созидало среду своего обитания, влияя через своих представителей на жизненно важные для него процессы – образование, представительство во властных структурах, участие в лицензировании видов деятельности, судебных разбирательствах и т.д. Однако и в настоящее время эта организация и по новому уставу объединяет лиц, занимающихся теми или иными операциями из перечня возможных в пластической хирургии, но полноценными пластическими хирургами не являющимися. ОПРЭХ не ставит задачей создание специальности в нашей стране. Это можно объяснить исключительно не полной профессиональной компетентностью настаивающих на этом лиц и желанием использовать такую ситуацию для экономической выгоды. На этом фоне вновь вернемся к определениям российского историка.

В.О. Ключевский: «Народ – понятие слишком сложное, заключающее в себя духовно-нравственные признаки…»

Как философская категория этика является одной из основных форм общественного сознания, под которой понимают учение о нравственности, представляющее собой совокупность норм и принципов поведения людей по отношению к обществу и другим людям. Как убедительно продемонстрировал на IV съезде ОПРЭХ и очередном симпозиуме по эстетической медицине С.А. Васильев (Челябинск), несмотря на конкуренцию, защита профессиональной среды является общим интересом, объединяющим всех пластических хирургов. Этический кодекс служит механизмом защиты профессиональной среды.

В целом этический кодекс представляет собой перечень правил для пластических хирургов, дающий ответ на вопрос: что можно и чего нельзя делать специалисту в процессе его практической деятельности. Основополагающий принцип создания перечня правил можно сформулировать следующим образом: можно делать все, что способствует сохранению и процветанию профессиональной среды и нельзя делать того, что подрывает эту среду или наносит ей ущерб. Этичными должны быть отношения между хирургами, отношения хирургов с пациентами и с государственными структурами.

Особо актуальной в этом контексте становится проблема рекламы и саморекламы хирургов с точки зрения этики.

Многие коллеги рекламируют свое превосходство над другими. На их печатные или телевизионные попытки добиться монополизма я обычно даю такое пояснение, что мои и, наверное, их родители всегда говорили, что хвастаться нехорошо. Может быть, они и лучшие. Но, очевидно, эти коллеги не слушали своих родителей

К такому поведению пластических хирургов нередко толкают их PR-агенты, которые устраивают настоящие битвы на конкурирующих сайтах, в форумах и блогах. При этом появились сайты, ратующие в защиту прав пациентов. На самом деле, знание подоплеки организации таких нелицензируемых и бесцензурных средств массовой информации позволяет понять – все это лишь форма конкурентной борьбы, в которой некоторые ловкие из пластического окружения люди готовы сорвать свой куш. Итак: экономическое соревнование или жесткая конкуренция? Как вести себя дальше? Согласиться с тем, что этическое начинается только там, где заканчивается плотское? И вновь приходится сознавать, что очень плохо, когда нет общественной идеологии, а есть только личные и корпоративные интересы. Выглядит ободряюще, что ОПРЭХ на 13 году своего существования принимает этический кодекс. Однако, по-человечески, если бы каждый из нас делал по отношению к другим то, что он хочет от этих других для себя, не нужно было бы никакого этического кодекса.

Темы, которые здесь затронуты, не особенно популярны в протокольных мероприятиях существующего сообщества пластических хирургов нашей страны. Вместе с тем, пусть кто-нибудь оспорит положение о том, что высокий профессионализм в пластической хирургии – это не причастность к профессии пластического хирурга и не то, что хирург делает, а отношение к профессии, то, как он делает. Именно поэтому в размышлениях о судьбах пластической хирургии, прежде всего, хочется подсказать необходимость уйти от узкой фокусировки на технические приемы и технологии. Нужно постоянно помнить о том, что как и другие медицинские и хирургические специальности, пластическая хирургия – это охрана здоровья и помощь людям. Мы остаемся верными своей позиции в том, что пластическая хирургия никогда не сможет быть самостоятельной специальностью исключительно в качестве направления оперативной хирургии (это больше относится как раз к хирургической косметологии). Только являясь частью клинической медицины, с познаниями эмбриологии и врожденной патологии, этиологии заболеваний, требующих оперативного лечения, и многих смежных дисциплин, а не только челюстно-лицевой хирургии, пластическая хирургия обретет признание как специальность в профессиональной среде и номенклатурную самостоятельность. Если под каждый предмет нашей оперативной деятельности будет правильно поставлен соответствующий диагноз, мы будем просто обязаны выполнять соответствующие лечебные действия. Именно поэтому в названии каждого из журналов нашей серии обзоров литературы и методических рекомендаций «Избранные вопросы пластической хирургии» указаны не пластические операции, а нозологические формы или состояния, требующие хирургической коррекции (например, не «отопластика» – а «врожденные деформации ушной раковины», не «мастопексия» – а «птоз молочной железы» и т.д.). Для некоторых представителей косметической хирургии желание уйти из-под медицинского контроля, возможно и выглядит очень заманчиво, но это явный тупик, а никак не будущее пластической хирургии в целом. Таким образом, внутри сообщества пластических хирургов должна быть выстроена политика в отношении роли эстетической пластической хирургии в здравоохранении и тактика продвижения специальности.

В.О. Ключевский: «Народ есть население, не только совместно живущее, но совместно действующее, имеющее общий язык и общие судьбы»

Том Биггс (Tom Biggs): «Мы, пластические хирурги, гораздо ближе с коллегами, чем с самыми ближайшими соседями и даже родственниками».

Только профессионалы могут понять, насколько велико напряжение хирурга после рецидивного тромбоза сосудов реплантированных пальцев или свободного лоскута, или что значит лечить перипротезную серому. Казалось бы, люди, имеющие столь много общего, должны и действовать вместе в общих интересах. Однако и здесь есть дефицит доверия как в рамках национальных, так и международных сообществ пластических хирургов.

В.О. Ключевский: «Идеал исторического воспитания народа состоит в полном и стройном развитии всех элементов общежития и в таком их соотношении, при котором каждый элемент развивается в силу своего нормального значения в общественном составе, не принижая себя и не угнетая других».

Обсуждая вопросы будущего пластической хирургии в Сан-Франциско (2006), международные эксперты в нашей специальности осудили такое явление как хирургический туризм, когда организуются специальные туры в экономически менее развитые страны, где по «дискаунту» выполняются операции, якобы менее квалифицированными хирургами. Основной аргумент «против» в том, что пациент лишен возможности качественного наблюдения в отдаленном послеоперационном периоде. Но ведь и в США, и в России при разнице между разными концами страны в 5–7 часовых поясов пациенты вынуждены перемещаться на большие расстояния и не всегда могут приехать на повторную консультацию. Очевидно, вопрос, почему из Америки ездят оперироваться в Бразилию, а из Германии в Чехословакию, больше лежит в политической плоскости. Ответы на него напрашиваются сами, когда мы пытаемся понять, почему нам, русским, живущим нельзя даже попробовать сдать экзамен Европейского «борда». Видите ли, у нас нет паспорта Европейского сообщества. А представителям тех стран, которые не входят в объединенную Европу, например Швейцарии, это сделать можно, «поскольку они исторически – часть Европы» (Daniel Marchak, личное общение в 2000 году).

Политизация как способ силового решения экономических вопросов просачивается в нашу специальность все больше и больше. К таким политическим решениям можно отнести выход Американского общества пластических хирургов из членов Международной конфедерации. Поменяв руководство этой конфедерации и добившись усиления своего представительства (и влияния) в руководящих органах, американцы вновь входят в состав IPRAS.

К сфере экономики относятся и вопросы работы благотворительных миссий в так называемых странах «третьего мира», к которым относят и Россию. Как правило, правительства этих стран не всегда считают вопросы улучшения качества жизни своих сограждан первоочередными. Реконструктивные операции, например, при врожденных расщелинах губы и нёба не относятся к высокотехнологичным и покрываются страховками. В результате эти операции выполняются иностранными миссионерами (Operation Smile) или при их финансовой поддержке (Smile Train). Работа этих хирургических групп являет хороший вариант обучения и тренинга местных специалистов. Но нередко местные специалисты, например в Китае, ревностно относятся к потере своих потенциальных клиентов, которых они при отсутствии государственных программ оперируют частным образом.

При анализе таких маргинальных проявлений взаимоотношений пластических хирургов разных стран, хочется напомнить, что слово «образование» произошло от латинского «educacio», что значит «выход из тьмы». А «воспитание» трактуется как «передача опыта от одного поколения другому». Но даже весьма образованным людям не всегда хватает хорошего воспитания.

Если рассматривать этот пример с позиций общечеловеческой морали, то как известно, человек приобретает только тогда, когда что-то отдает другим. Однако не только в политике, но и в профессиональной среде существуют талантливые личности, которым недостаточно простого уважения, а требуется подчинение и поклонение, то есть власть. Здесь мы полностью согласны с философом Николаем Бердяевым, который писал, что «первоначальное зло есть власть человека над человеком, унижение достоинства человека, насилие и господство». Такие «генералы-господа» в рамках специальности существуют исключительно для себя, они относятся к своим пациентам как к материалу, к коллегам – как к подчиненным, к ученикам – как к рабам. Человек, по своей природе, любит рабство. Подчиняться проще, чем быть свободным в своем выборе. Поэтому некоторые из наших коллег создают все новые и новые профессиональные общества для реализации своих собственных амбиций, а другие вступают в них, чтобы обрести зачастую призрачное ощущение защищенности от внешнего мира. Этим можно объяснить стремление некоторых хирургов найти защиту в таких не вполне органичных объединениях, как союзы коммерческих частных клиник пластической хирургии.

Особо уродливой формой подневольного рабского труда наших коллег становится их служба в структурах, которыми руководят не медики, а бизнесмены. Известны случаи, когда такие предприниматели даже сами ведут «врачебный» прием с отсутствием противопоказаний и объемных ограничений к эстетическим пластическим операциям. Мы считаем, что капитализация эстетической пластической хирургии прибыльна, но по сути своей безнравственна. Личность хирурга наиболее полно реализуется в свободном труде ремесленника, когда между ним и потребителем услуги нет надстроек и промежуточных звеньев, и он сам никого не порабощает. Также свободен интеллектуальный труд. Свобода выбора – это всегда личная ответственность. Очевидно, только свободное объединение самостоятельно практикующих пластических хирургов – личностей может сформировать истинное профессиональное объединение специалистов. В этой связи мы считаем, что организации, частные клиники и проч. могут быть учредителями, спонсорами, попечителями, но не действительными членами настоящих и будущих обществ пластических хирургов. Члены общества должны быть социально равны, а хирурги не могут быть равны с целыми клиниками. В идеале общество пластических хирургов должно быть братским обществом, требующим духовной чистоты людей, и, возможно, формата некоммерческого парт­нерства.

Ориентируясь на непреложные человеческие ценности, мы также должны заявить, что те, кто не признают историю (не уважают исторический опыт), неизбежно повторяют ее вместе с ошибками.

В.О. Ключевский: «Если нашему народу в продолжение веков пришлось упорно бороться с лесами и болотами своей страны, напрягая силы на черную подготовительную работу цивилизации, то нам предстоит, не теряя приобретенной в этой работе житейской выносливости, напряженно работать над самими собой, развивать свои умственные и нравственные силы, с особенной заботливостью развивать свои общественные отношения».

На этой созвучной исконно российской истории и перспективе ноте нам бы хотелось подвести итог написанному.

Прежде всего, что такое будущее? Будущее – это то, о чем мы мечтаем, и что является нашей целью. Это относится не только к нашей жизни, но и к жизни наших потомков. В историческом аспекте вполне возможно, что у нас могут появиться общие потомки и с теми, кто сегодня являются нашими оппонентами. Поэтому не стоит отвлекаться на несущественные вопросы. Частности вносят разнообразие, а вот принципы – объединяют нас.

Также следует помнить о том, что человек – единственный на Земле, кто сам определяет свое будущее и создает его. Это относится и к нам, хирургам, и к нашим пациентам.

Наши пациенты сами определяют будущее специальности. При росте потребности в эстетических операциях, с одной стороны, и новых реальных возможностях реконструктивной части (тканевая инженерия, аллотрансплантация руки и лица и многое другое) – с другой, пластическая хирургия в целом будет развиваться опережающими темпами. Эстетическая и реконструктивная хирургия – это две части одного организма – пластической хирургии. Как справедливо указывал Брайан Кинни (Bryan Kinney), «эстетическая хирургия воспитывает артистизм, а реконструктивная – спасает душу хирурга». Очевидно, что будущее пластической хирургии не только в ее эстетической составляющей. Если даже эстетическая хирургия и будет самостоятельно доминировать, то это будет уже другая специальность, а не продукт эволюции пластической хирургии.

Николай Бердяев в своем труде «О рабстве и свободе человека» писал, что именно человек, человеческая личность как субъект есть верховная ценность, а не общности, принадлежащие к миру объективному, такие, как общество, нация, государство. Как известно, общество и его общеобязательные формы – это всегда насилие над личностью. То же самое можно, очевидно, сказать и про профессиональные общества. Вместе с тем, по Бердяеву, всякое реальное единство может оказаться личностью, поэтому такие общности, коллективы должны быть признаны личностями. Именно такой личностью видится мне в будущем сообщность, даже братство, профессионалов – пластических хирургов с единством их общечеловеческих ценностей и базовым уровнем знаний и умений. Не секрет, что личность, в том числе пластического хирурга, может реализовать себя только в общности.

Безусловно, каждая личность, особенно в среде пластических хирургов и их пациентов, уникальна и субъективна. Личность должна быть неизменной даже в изменении. Если изменение превращается в измену себе и своим принципам, то личность подвергается разрушению. В этом смысле уместно еще раз вспомнить о том, что пластическая хирургия – это хирургия принципов. Изменение этим принципам, введение в заблуждение пациентов, «порабощение» их с помощью уловок рыночных продаж и многого другого из современных негативных тенденций нашей специальности разрушает личную целостность пластической хирургии, обезличивает ее и превращает из вдохновенного и творческого вида врачебного ремесла в подневольный, даже рабский труд, ориентированный на накопление материальных благ. С профессией врача часто ассоциируется понятие «призвание». Так, призвание – это данная свыше возможность в индивидуальной неповторимой форме использовать свой дар, прежде всего, подчиняясь «внутреннему голосу» и исключительно в интересах пациента.

Пресловутая объективность материального мира в его общественных формах, по Николаю Бердяеву, – на самом деле порождение объективизации иллюзий. Недостатки, противоречия, неустроенность положения в нашей несуществующей специальности на нынешнем этапе должны быть расценены как материальные предпосылки для активной работы духа личностей, которые нуждаются в коллективном общении с целью изменения жизни к лучшему. Детерминированность же социальной обыденностью по своей сути безнравственна. Попадание во власть к могуществу, деньгам, к жажде наслаждений и славы разрушают личность. Может, другие и не найдут здесь прямых аналогий, но для меня в этом контексте, например, эстетическая медицина – это объективная реальность оптимизированного рынка «индустрии красоты», но никак не профессия в общественном смысле этого слова. С другой стороны, эстетическая пластическая хирургия – это, прежде всего, духовная общность хирургических личностей единого врачебного призвания, образующая коллективную личность, стремящуюся к идеала

м красоты внешности каждой человеческой личности. Силу нашему духу и важность профессии пластического хирурга придает понимание красоты как свободы личности над тяжестью и уродством окружающего мира, а также осознание того, что красота, как и истина, всегда субъективна.

Хочется в очередной раз призвать коллег: давайте будем принципиальными в своей профессии и в то же время по-человечески относиться друг к другу и вместе создавать свое глубоко личное, красивое и свободное профессиональное, духовное и историческое будущее.

18.10.2007

Версия для печати

 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork
 
Реклама:
LocalBannerNetwork

 
Рассылка:
Ваш e-mail:


подписаться

отписаться

HotLog
HotLog доставка цветов
Rambler's Top100
LocalBannerNetwork